Мультимедийная выставка
«ВАШ АНДРЕЙ ПЕТРОВ»

Когда Дмитрий Шостакович в 1963 году убеждал Андрея Петрова возглавить ленинградское отделение Союза композиторов, тот был сильно смущен. «Я больше известен как композитор-песенник, а для руководства нашей организацией нужен композитор, известный своей симфонической, камерной музыкой. Вот сейчас я начал писать сочинение…» - «Так что же, мы будем ждать, пока Вы напишете это сочинение? – спросил Шостакович.

Спустя год после избрания Андрея Павловича председателем оркестр Филармонии исполнил его «Поэму для органа,4-х труб, 2-х фортепиано, ударных и струнных», посвященную памяти жертв блокады Ленинграда. Дирижировал Арвид Янсонс. «Я показал «Поэму» Дмитрию Шостаковичу. Он прослушал ее с партитурой в руках, и когда музыка закончилась, спросил: «А можно послушать еще раз?» 

Этот вопрос великого музыканта был для меня ценнее всяких слов, так как я знал, что деликатный Шостакович очень часто отделывался от просьб композиторов послушать их сочинения общими вежливыми словами», - вспоминал Андрей Петров.

«Судьба композитора, - говорил Андрей Павлович, - целиком зависит от музыкантов исполнителей. Именно они делают его музыку доступной слушателям. Мне повезло. Творческая дружба связала меня с выдающимися дирижерами и балетмейстерами, певцами и музыкантами, режиссерами и актерами. В прекрасном содружестве с ними рождались многие мои произведения». 

В 1963 году состоялся первый авторский вечер Андрея Петрова в театре Эстрады. Оркестром театра дирижировал Анатолий Бадхен.

«С этого концерта пошел отсчет творческой дружбы композитора и дирижера. Менялся состав оркестра, менялись солисты, но неизменной оставалась верность Анатолия Семеновича музыке Андрея. Стоило лишь появиться новой оркестровой пьесе или песне в кинофильме – они сразу же оказывались на дирижерском пульте Бадхена. 

Когда в 1969 году был создан Ленинградский концертный оркестр, Андрей в своем приветствии написал: «Оркестр под руководством Бадхена родился от любви к музыке», - говорит Наталья Петрова.

С оркестром Бадхена у Андрея Петрова прошло множество концертов по всей стране, от столичных залов до провинциальных клубов. Ни один из значительных, событийных концертов не проходил без участия этого оркестра. «Бадхен сам влюблялся в музыку и умел заразить своей влюбленностью и исполнителей, и слушателей», - вспоминает Наталья Ефимовна.

«Он покорил меня своим обаянием, вкусом, тонким чувством юмора. И даже легкое заикание придавало ему некую пикантность», - вспоминает свою встречу на репетиции Первой сюиты из балета «Сотворение мира» с Андреем Петровым Юрий Темирканов.

«Я помню репетицию Первой сюиты» из «Сотворения мира», - пишет Наталья Ефимовна Петрова. – Маэстро остановил оркестр и обратился к скрипачам: «Мне не нужно, чтобы вы демонстрировали, какие вы замечательные музыканты. Здесь нужно играть без вибрации, как играют ученики-первоклашки, которые только что научились правильно водить смычком по струнам» - и скрипки зазвучали, действительно, очень забавно и смешно. А когда кто-то из «духовиков» взял фальшивую ноту, Темирканов, не останавливая оркестр, послал музыканту воздушный поцелуй».

«Мне трудно было сдержать улыбку, а оркестранты радостно и дружно смеялись, - говорит Юрий Темирканов. – Так проходили репетиции, так прошел и сам концерт».

В качестве главного дирижера Кировского театра Темирканов работал над оперой Андрея Петрова «Петр Первый». Когда он дирижировал спектаклем, казалось, что по мановению его дирижерской палочки происходило все – зажигался свет, двигались декорации, поднимался занавес. 

«Непосредственное наше общение, - вспоминает дирижер Александр Дмитриев, - началось, когда я стал главным дирижером Академического симфонического оркестра Филармонии. Мы были товарищами по музыке. Андрей был тогда уже зрелым, сложившимся композитором, замечательно знавшим оркестр. Тем не менее, к каким-то моим пожеланиям он всегда прислушивался и, как я помню, почти всегда с ними соглашался. Это был композитор, вызывавший уважение оркестрантов как мастер. Среди впервые исполненных мной сочинений Андрея Павловича были две симфонии на темы протестантских гимнов и симфония «Время Христа», написанные по заказу Южной Кореи».

«Замечательный музыкант Александр Сергеевич Дмитриев, - писал Андрей Петров, - исполнитель многих моих сочинений. Самым необычным, в связи с мой музыкой, были гастроли его Академического симфонического оркестра в Южной Корее в 1993 году. 

В каждом из состоявшихся 11 концертов была исполнена одна из двух моих симфоний на темы протестантских гимнов. Представляете?! Пять раз – Первая симфония, шесть раз – Вторая. И это за две недели гастролей. Уникальный и счастливый случай для композитора».

«Мне близки многие сочинения Андрея Петрова, - говорит Александр Дмитриев. – Замечательна его симфония «Мастер и Маргарита», которой я дирижировал. Мы не раз играли, а потом и записали его музыку «Уличные мелодии в смокингах». Мне довелось продирижировать его Скрипичным концертом, где солистом выступил Борис Гутников». 

«Всех, кто когда-либо слышал игру этого выдающегося скрипача, всегда поражал особый «гутниковский» звук, полный какой-то возвышенной красоты, трепета, тепла и экспрессии, - пишет Наталья Ефимовна Петрова. – Я уверена: так могла звучать скрипка только очень доброго, светлого, сердечного человека. Наверное, поэтому к нему и тянулись наши ленинградские композиторы, которые писали специально для него всевозможные сонаты, пьесы, концерты. От Бори исходило предложение Андрею написать концерт для скрипки. Боря стал настоящим соавтором этого концерта, привнеся в скрипичную партию много творческой исполнительской фантазии. 

И когда концерт прозвучал в Большом зале филармонии с оркестром под управлением Павла Когана, Андрей сказал мне: «Мне показалось, что лучшего звучания моей музыки представить невозможно».

«Желание написать Второй концерт для скрипки появилось у меня после премьеры Первого концерта в исполнении замечательного музыканта Бориса Гутникова, - говорил Андрей Павлович Петров. – Внезапная смерть этого выдающегося музыканта и нашего очень близкого друга прервала эти планы». 

«С Женей Колобовым мы познакомились в Свердловске на предпремьерных репетициях Петра Первого», - вспоминает Наталья Ефимовна Петрова. – Колобов был главным дирижером Свердловского оперного театра, и с большим энтузиазмом взялся за постановку этой оперы Андрея. Уже после первого прогона стало ясно – за пультом стоит большой музыкант, чувствующий все слагаемые оперы, вникающий во все детали спектакля, музыкант, который не терпит неопрятности, небрежности в искусстве. А в 1980-м году он устроил целый фестиваль музыки Андрея: на сцене Свердловской оперы были показаны три спектакля – «Петр Первый», «Сотворение мира» и «Пушкин». Вернувшись в Ленинград, мы восторженно рассказывали об удивительном уральском дирижере Юрию Темирканову».

«И я пригласил Колобова, даже ни разу не видя его, потому что доверял Андрею полностью не только как музыканту, но и как человеку, - рассказывал Юрий Темирканов. – И когда Колобову дали спектакль, я понял, как Андрей прав.

Через некоторое время Евгений Колобов переехал в Москву и возглавил музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, а после создал свой театр «Новая опера».

«В 2000 году, - пишет Наталья Ефимовна, - в рамках юбилейного фестиваля «Андрей Петров в кругу друзей» Женя блистательно провел авторский концерт Андрея у себя в «Новой опере». Исполнялась симфония-фантазия «Мастер и Маргарита», музыка балетов «Пушкин» и «Сотворение мира». Вернувшись в Петербург, Андрей написал Жене:

«8-е октября стало для меня одним из самых замечательных дней в жизни. Это редкое для композитора счастье, когда его музыка звучит прекраснее и возвышеннее, чем он мог это себе представить… Ты дирижировал так, как будто это твоя музыка, и мы словно присутствовали при таинстве ее рождения… Я восхищаюсь тобой и благодарю судьбу за то, что она снова свела нас вместе». 

«Андрей Петров умел сочинить потрясающую мелодию, способную покорить сердца миллионов людей. А это дар очень редкий. Поэтому люди с такой легкостью поют его песни. Но и в симфонической музыке, в том же «Сотворении мира», присутствует этот момент мелодического начала. Андрей Петров – композитор, которого нельзя забыть. Он уже вошел в историю. И если мы радуемся его музыке, значит, он продолжает жить среди нас», говорил дирижер Марис Янсонс.